Ценность советского искусства

16 сентября в Самаре в галерее «Виктория» состоялась открытая дискуссия на тему актуальности художественных достижений советского периода и ценности советского искусства. В обсуждении приняли участие известные самарские историки, филологи, философы… Но не искусствоведы. Приглашенные гости-искусствоведы попасть на мероприятие не смогли, может быть, именно поэтому беседа получилась столь многогранной и интересной.

Товарищ Сталин расстреляет

Толчком к проведению открытой дискуссии стала выставка картин советского художника Аркадия Маврычева (1924-1988). Главным контекстом, в котором велось обсуждение, стала именно живопись. Что там, участники даже иногда прерывались и вставали с нагретых стульев, дабы доказать на примере картин художника свои аргументы. Но, сами понимаете, когда интеллигентные люди разговаривают об искусстве в контексте живописи, они все равно уходят в параллельные миры и вспоминают Пастернака, недавнего молодца Сокурова, двух гениев Тарковских, в общем, много кого.

В самом начале беседы стоило определить те самые рамки советского искусства. Вроде все просто, да как бы не так. Советское искусство явно существовало на этой земле меньше Советского Союза. К тому же, все советское искусство в обязательном порядке стоит разбить еще на несколько временных секций. Согласитесь, искусство 30-х заметно отличается от искусства 80-х.

Дискуссии на такие темы уже априори ни к чему конкретному привести не могут. Разве что, вселить истину в людей, которые даже не думали в ту сторону. Есть ли вообще такой пласт, как советское искусство? Есть. Влияла ли советская система на искусство? В определенной мере влияла. Извините, но без денежного участия государства и сегодня фильм снять очень трудно, что там говорить про советское время. Власть диктует предпочтения и навязывает определенный стиль. Совершенно однозначно, режим (как же не хотелось употреблять это слово) наложил отпечаток на искусство. Уж очень соцреализм напоминает нацистское искусство и уж очень он отличается от любого «буржуазного» метода. Только наряду с этим самым соцреализмом существовало и другое, а точнее сказать, главное искусство. Кабаков, Гороховский, Пригов, Пивоваров… Последний, кстати сказать, рисовал иллюстрации в журнал «Мурзилка». И он же, наряду с другими умельцами – основоположниками московского концептуализма, - позволил говорить о своеобразии советского искусства. Значит и речь нужно вести не о системе со своими законами и стилями, а о личности. В процессе двухчасового обсуждения так и не заговорили о личности художника с большой буквы. Не нужно кричать на всю улицу, мол Советский Союз душил все проявления искусства. В сознании многих словосочетание «советское искусство» и по сей день рождает образ плачущего у себя в мастерской художника. «Товарищ Сталин сейчас придет меня и расстреляет, не буду я писать никакие картины». Был страх, но было и искушение, которое куда важнее.

Что точно душил Советский союз, так это желание познавать и понимать искусство. Воплощением этого зла заседатели невидимого круглого стола выбрали картину Решетникова «Опять двойка», которая печаталась во всех, без исключения, советских учебниках «Чтения». Не столько «совок» тормозил искусство, как тормозил понимание его нужности. Как точно подметила одна из участниц интересной беседы: «Через несколько лет мир будет отмечать столетие со дня создания «Черного квадрата». В России же до сих пор спорят, искусство это или нет».

Бездонный ящик вопросов

Чтобы закрыть этот бездонный ящик вопросов, решил найти мнения людей (в моем понимании - мудрых) на тему ценности советского искусства.

Начнем, пожалуй, с писателя Петра Вайля и его лучшего произведения «Гений Места». В главе о Гауди и Барселоне Вайль неожиданно начинает размышлять: «Советское искусство есть торжество искусства. Единственный раз в истории - на долгий период набольшом пространстве - силой художества была создана подлинно существующаяпараллельная реальность. В ней жили люди, мы знаем их, мы любим их, мы самиво многом такие». Вайль, конечно, пишет исключительно про желток яйца советского искусства, про самые яркие работы эпохи. Само же слово «советский» ассоциируется с какой-то скорлупой. И фраза Вайля - чуть ли не единственная фраза разумного человека, который именно прославляет советское искусство, подразумевая под этим термином совершенно иное.

Лев Троцкий рассуждал в письме редакции «Партизан Ревю» отдельно про тупиковость соцреализма: «Стиль нынешней советской официальной живописи именуется «социалистическим реализмом». Самое имя, очевидно, дано каким-либо начальником отдела искусств. Реализм состоит в подражании провинциальным дагерротипам третьей четверти прошлого столетия; «социалистический» характер выражается, очевидно, в том, что, приемами натянутых фотографий воспроизводятся события, никогда не имевшие места. Нельзя без физического отвращения, смешанного с ужасом, читать стихи и повести или глядеть на снимки советских картин и скульптур, в которых чиновники, вооруженные пером, кистью или резцом, под надзором чиновников, вооруженных маузерами, прославляют «великих» и «гениальных» вождей, лишенных на самом деле искры гениальности или величия. Искусство сталинской эпохи останется наиболее наглядным выражением глубочайшего упадка пролетарской революции».

Продолжая тему, нельзя не вспомнить строчки дипломата и писателя Федора Раскольникова из его открытого письма Сталину: «Лицемерно провозглашая интеллигенцию «солью земли», вы лишили минимума внутренней свободы труд писателя, учёного, живописца. Вы зажали искусство в тиски, от которых оно задыхается, чахнет и вымирает. Неистовство запуганной вами цензуры и понятная робость редакторов, за всё отвечающих своей головой, привели к окостенению и параличу советской литературы. Писатель не может печататься, драматург не может ставить пьесы на сцене театра, критик не может высказать своё личное мнение, не отмеченное казённым штампом. Вы душите советское искусство, требуя от него придворного лизоблюдства, но оно предпочитает молчать, чтобы не петь вам «осанну». Вы насаждаете псевдоискусство, которое с надоедливым однообразием воспевает вашу пресловутую, набившую оскомину «гениальность».

Лауреат Нобелевской премии по литературе, француз Андре (с такой режущей русскому человеку фамилией) Жид, в 1936 году тоже остро рассуждал об искусстве в наручниках тоталитаризма:

«Сильно опасаюсь, что многие произведения, написанные в духе чистого марксизма, - чему они обязаны нынче своим успехом, - оттолкнут последующие поколения своей стерильностью. И я верю, что сохранятся только произведения, свободные от какого бы то ни было доктринерства. С того момента, когда революция провозглашена, победила и утверждается, искусство оказывается в опасности, почти такой же, как при фашизме: оно подвергается опасности ортодоксии. Искусство, которое ставит себя в зависимость от ортодоксии, даже и при самой передовой доктрине, такое искусство обречено на гибель. Победившая революция может и должна предложить художнику прежде всего свободу. Без неё искусство теряет смысл и значение. Уолт Уитмен, узнав о смерти президента Линкольна, написал лучшую свою песню. Но если бы это было не свободное творчество, если бы Уитмен вынужден был ее написать по приказу и в соответствии с принятым каноном, она бы утратила всю свою красоту и привлекательность. Или, скорее всего, Уитмен не смог бы ее написать.

И, поскольку (это само собой разумеется) благосклонности, аплодисментов большинства удостаивается все то, что публика тотчас может признать и одобрить, то есть то, что порождено конформизмом, я с беспокойством спрашиваю себя: что, если в славном ныне Советском Союзе прозябает неведомый толпе какой-нибудь Бодлер, какой-нибудь Китc или какой-нибудь Рембо и он, этот избранник, не может заставить услышать себя? Но именно он, единственный из всех, мне важен и интересен, ибо отверженные сначала - Рембо, Китсы, Бодлеры, Стендали даже - завтра станут великими».

Так, может, все эти размышления, затронутые в тексте, не стоили выеденного яйца?! Ведь гений остается гением, заковали его в наручники или нет. Да и рамки этой темницы сырой зачастую условные. Остается лишь радоваться, что мы - вольные птицы. Пора, брат, пора!

Автор: Павлик Карев

Комментарии

аватар пользователя: Логинова Наталья
Логинова Наталья22 сентября 2011 в 00:18

"мы вольные птицы"... просится словечко "пока".

0
  • Ответить
аватар пользователя: pavlik karev
pavlik karev22 сентября 2011 в 10:09

пока, брат, пока

0
  • Ответить
Rambler's Top100