Под Мухой

Начнем издалека. Николай Муханов – известный самарский фотохудожник. Его работы попадали в экспозиции галерей Англии и Чехии. Его талант обтачивался годами водой не только фотографического, но и музыкально-поэтического искусства. Коля – один из немногих фотографов Самары, успевших впитать уроки сразу двух главных мастеров города - Бориса Агузарова и Михаила Мусорина. Кроме прочего, сегодня Николай является резидентом школы Агузарова, то есть он проводит мастер-классы, обсуждает работы учеников и дает советы меньшим собратьям по фотоаппарату. Теперь шаг ближе. Коля Муханов – благонравный сверхчеловек, который в свою паутину улыбки затягивает огромное количество разумных людей. За время короткого моего с ним общения, Коля познакомил меня с самой четкой жизнеутверждающей позицией: «Хорошим людям хорошо, а ху***ым – ху**во». Фотоработы Муханова набиты множеством мелких интересных деталей, стоящих во главе той громоздящейся над всем существованием художника идеи. Его концептуальная мощь - это и труд, и битва, и мысль в одном лице. Честно говоря, терпкое слово «концептуальный» лично я могу слышать лишь от одного человека. Уже поняли кого?! Итак, разговор с фотохудожником Николаем Мухановым об искусстве, выставке «World Press Photo 2011», уровне современной культуры и будущем мировой фотографии.

Фотография – ширпотреб. Фотоаппарат стал доступным и каждый купивший его считает себя фотографом, а в худшем варианте – фотохудожником. Фотография из-за своей доступности стала этаким плацдармом для дилетантов, которые даже не хотят учиться.

Для меня большим комплиментом является вопрос: «На что ты снимал – на цифру или на пленку?»

Некоторые говорят: «У меня всего-навсего 24 кадра и это меня останавливает». Каждый из нас, кто имеет цифровой фотоаппарат, знает, что ресурс фотокамеры ограничен. 100000 кадров – максимально. Каждое нажатие стоит определенных денег. И не нужно снимать серийной съемкой, чтобы выбрать лучшее. Нужно снимать так, чтобы этот снимок был единственным. Цифра должна быть приравнена к пленке. Если ты нажимаешь на кнопку 100 раз и 100 раз выбираешь какой-то продукт, это фигня.

Нужно четко разграничивать фотографию для семейного альбома и фотографию как искусство.

Чтобы критиковать, не нужно самому снимать шедевры. Ведь учитель литературы не обязан быть писателем.

Шок – отличный пиар для фотографии.

Наши (в смысле российские) выставки  носят на данный момент не просветительский характер, а выступают в роли площадки для показа новых купленных коллекций одежды.

Основа хорошей фотографии – внутренний мир человека. Чтобы делать интересную фотографию необходимо много читать, смотреть фильмы, переживать определенные жизненные ситуации. Одним словом, развиваться и развиваться как личность.

Я бы очень хотел, чтобы на фотовыставки  приходили люди разных возрастов, разных взглядов, далекие от фотографического круга. Вот тогда искусство будет изменять и дарить истинные эмоции.

Фотография – китч. Каждый пытается брать не творческим подходом, а техническим.

Почему по телевизору хорошие фильмы показывают исключительно ночью? Потому что то, что показывают днем, большинство населения нашей страны воспринимает как великолепный продукт. Люди заслуживают того, чего они и заслуживают. И непосредственно мы являемся лакмусовой бумажкой уровня нашей культуры.

Выставка «World Press Photo 2011» лишний раз показала, что российская фотография мельчает. У нас в стране разве ничего не происходит? Или качественный уровень наших фотографов ниже? Видимо да.

У фотографа должны быть амбиции, причем здоровые. Необходим соревновательный дух, здравое восприятие критики. Большинство начинающих фотографов не умеют воспринимать критику и вместо работы над ошибками они оправдываются, ссылаясь на то, что автор критики сам снимает «так себе».

В российской фотографии пан или пропал не работает. Наши люди боятся.

Иногда мне удается сделать что-то достойное, и тогда работа выносится на суд профессиональных критиков. Ее сравнивают с работами 70-х и 80-х годов. Через какое-то время промежуток будет сокращен, и кого-то начнут сравнивать с авторами наших лет. История покажет. И я, надеюсь, в этой истории останусь.

Многие фотографы в электронном формате выглядят великолепно. Но все нюансы вылезают лишь в большом формате.

Все персонажи делятся на случайных и неслучайных. Неслучайные все равно попадают в кадр, но я делаю так, чтобы зритель не понимал, что это мои знакомые, мои родственники, мои друзья.

Человек любит дачу, ходит на работу… А зрителю он представляется человеком, который страдает в кадре.

90% людей снимают на пленку, потом отдают пленку сканировать, даже не понимая, что они превращают всю суть пленочного процесса (проявка, оптическая печать с фотоувеличителем и красным фонарем) в полное дилетантство. Надеюсь, что со временем произойдет отсев этих любителей «выпендрежа».

Каждая моя фотография проходит через жизненное восприятие.

Художественная фотография не подразумевает юридического или формального разрешения объекта фотографировать. Если бы я у каждого спрашивал разрешения или мнения, фотография бы умерла.

Автор: Павлик КаревФото: Денис Тюленев, фотоработы Николая Муханова

Комментарии

Rambler's Top100