От «Альфа» до аптеки

На днях одной галереей в Самаре стало больше. 30 марта на базе автомобильного центра «Альфа» появилась одноименная галерея. У вас уже должно возникнуть множество вопросов. Как так? Кто виноват? Зачем? Открытие галереи «Альфа» послужило толчком для давно зревшего разговора про искусство, современный арт и концептуальных художников. Как выражалась канувшая в старость молодежь 90-х «ща начнут лечить». Именно так, начнем процедуру лечения. От «Альфа» до аптеки!

Нафига Лозе баян?

Как и полагается – к открытию галереи было приурочено и открытие первой выставки. Для галереи «Альфа» стартовой экспозицией стал провокационный проект «Область женственного». Авторы проекта – четыре современных художницы. Хотя – обо всем по порядку.

Как связан автомобильный центр и картинная галерея? У меня этот вопрос возник моментально. Чего хотят организаторы? – продвинуть автоцентр, залить еще один каток современного искусства, продвинуть «своих» художников? Новостные ленты в своих отчетных статьях спускаются до дна журналистики. Они могут описывать, какая музыка играла на открытии галереи и выставки, насколько задержали пресс-конференцию, во что были одеты художницы, представляющие проект… «Аррива» обмусоливать эти ненужные факты не собирается. Буду говорить только по факту. Вставка про новостные ленты – это так, накипело просто, шаблонные отчеты возмущают своей банальностью изо дня в день. Вернемся к вопросу, повисшему в уже апрельском воздухе. Как связать автоцентр и картинную галерею? Сначала участницы пресс-конференции по очереди рассказали про ту сплетенную человеком-пауком ниточку, которая невидимо связывает автомобили и искусство. Не знаю, как другие зрители, я просто не поверил или не понял. Любой человек с фантазией, тем более, если речь идет о художниках, придумает запутанные фразы, с помощью которых можно объяснить связь нефтеперерабатывающего завода и зоопарка или хлебопекарни и магазина детских игрушек. Мне же хотелось узнать, кто именно будет конечным потребителем этого центра искусств. Невероятным образом посредством голоса и своего косноязычия я напрямую спросил: «Кто зритель?» И тут же получил внятный и вменяемый ответ: «Зритель выставки – это, в первую очередь, человек (скорее всего, далекий от искусства), пришедший в автосалон и решивший посмотреть на экспозицию, представленную на втором этаже центра». Вот, что я и хотел услышать.

Не надо вуалировать подобные территории под «места, которые в скором времени будут привлекать художников со всего мира». Ясно и понятно, причем, как мне кажется, еще и эффективно. Искусство в массы – вот главный слоган свеженькой галереи. За считанные часы работы выставки уже нашелся не один человек, который в действительности заинтересовался картинами местных авторов. И этот человек не преодолевал препоны, дабы добраться неизведанными тропами до волшебной улицы Ново-Уроцкая, он просто пришел в автомобильный центр (так сказать, по делам) и случайным образом увидел представленную экспозицию. И тут как почувствовал симптомы синдрома Стендаля, как проникся он всей глубиной красок и чувств, как разинул рот, да так и ходил семь дней, очарованный смесью творческой. А бывает, впоследствии такие люди становятся теоретиками искусства. Казалось бы, просто пришел машинки посмотреть. Вот речь о чем. Галерея на втором этаже автоцентра – это не только эффективный маркетинговый ход, но и полезная ширма, открывающая людям иной взгляд на мир. На этой дивной нотке, пожалуй, можно завершить первую главу нашего романа, который изначально, казалось, будет весьма скептическим.

Область жэ…

Перейдем к самой экспозиции. Первая выставка «Область женственного» объединяет работы четырех самарских художников – Дины Богусоновой, Регины Дрозд, Екатерины Романовой и Натальи NatDen. Если можно доверять пресс-релизу, то имена этих художников знают даже за бугром. А за бугром-то как раз получше нашего будет развит весь этот художественный конвейер. Там люди больше разбираются в искусстве, тем более – в его современном формате. Про это ненавистное многим современное искусство и хочется поговорить детально. Как раз тот, пусть небольшой, но детальный разговор посчастливилось завести с космически-обворожительной птицей высокого творческого полета Региной Дрозд. Конечно, как ни старался держаться на равных, а планка моих знаний была на «подплинтусном» уровне по сравнению с не просто художником, а человеком, успевшим поучиться и в Москве, и в Самаре, и даже в Лондоне (если снова не врут пресс-релизы).

В первую очередь интересовал меня вопрос обмана зрителей. Его-то я успел задать всем художникам во время конференции. Используют ли художники приемы, чтобы понравиться зрителю или просто его зацепить? Однозначно, история знает множество примеров глобального «нае…ства» зрителей. Никудышные работы, мало того – и частично украденные, могут привлекать восторженные ахи да охи со всего мира. Последний документальный пример хранится в фильме Бэнкси «Выход через сувенирную лавку».

Художник, который, безусловно, обладает каким-то талантом, но использует его в коммерческих целях, легко обманывает обывателей, коих очень много. Искусство требует от двух главных объектов творчества – авторов и зрителей – исключительно искренности. Только даже искренний зритель может невероятным образом «словить» эмоцию и на ее фоне не замечать остальную часть картины. Это касается не только изобразительного искусства. Кино, музыка. Сплошной обман, эмоция одновременно и является и не является конечной целью. Лично я, человек с кадыком, могу заплакать над глупым сентиментальным фильмом, но это не должно означать, что фильм – произведение искусства. Однозначно в любом жанре художник использует специальные инструменты обмана и даже знатоки не всегда могут понять, специально сделан тот или иной штрих или по зову души (опять же, речь идет про все искусство в целом). Отсюда следует и вторая истина, которую озвучила прекрасная Натальи NatDen – человек должен приходить на выставки подготовленным. Как минимум, на выставки современного искусства. Он должен знать историю, чувствовать направление, читать между строк и находить подтекст. Пусть и банальный пример - квадрат Малевича. На своем каламбурном веку я слышал примерно два миллиона шуток, касающихся двух таких столпов сарказма. Первый миллион шуток был посвящен «Макдональдсу» а-ля бесплатному туалету, второй миллион – монотонной картине Малевича. Хех, да я бы штамповал их сотнями, а потом продавал за миллиарды. Да какое вообще это искусство? Только идиот может подумать, что Малевич подразумевал что-то глубокое! Подобные утверждения ежедневно выливаются на искусство в океаническом масштабе. Учиться, понимать и уметь мыслить. Без этих трех ступеней не нужно вообще отправляться на выставки, пропагандирующие современный арт. Хотя здесь уже можно найти еще одно «но» - если так оно и есть, значит художество выбивается из общей шеренги жанров. Почему вот в кино можно идти неподготовленным, а в музей «совриска» нельзя? Пусть вопрос останется риторическим.

Продолжаем процедуры

Только в третьей части повествования нужно сказать, что все это – простое субъективное решение понять проблемы искусства, которые интересны всем. Повествование от первого лица уже априори подразумевает лишь высказывание, а истинное или неистинное - решит зритель. Итак, мы дошли до Малевича и до обязательных этапов развития личности правильного зрителя. Только кроме зрителя существуют теоретики, назовем которых искусствоведы. Именно они с опыта своей просвещенности могут точно сказать - гений или не гений, врет или не врет, пьет или не пьет. Судьи кто - вроде бы, понятно. Но эти же судьи должны влиять и на коммерческую сторону творческого вопроса. Вот расскажите, кто оценил рельсу, скрученную в знак бесконечность, в какую-то там заоблачную сумму денег? Искусствоведы? Да нет – зритель, готовый выложить за вроде бы интересную идею целое состояние. Только почему рельса-бесконечность в пятьсот раз дороже ножниц, скрученных в знак вопроса? Или почему коллекция выеденных яиц Пьеро Мацони, которая изначально создавалась как простая шутка, оценивается сегодня на аукционах как пятиэтажная вилла на берегу Черногории? Я лично опять зашел в тупик обмана. Художник должен что-то подразумевать под работой. Но вернемся к нашему зоопарку и нефтеперерабатывающему заводу. Объяснить связь легко. Искусствоведы бессильны? Играет роль индивидуальный вкус, толщина кошелька, имя художника. Черт ногу сломит в этих дебрях непонимания, для меня это было и остается важнейшим вопросом.

Наконец, последний, не совсем чтобы вопрос, а так, полу-утверждение. Современное искусство, однозначно переживающее времена кризиса (который, в отличие от финансового, может и не закончиться), требует от художника не только мастерства, но и скорости. Уорхолл был бы просто дядя Энди или ну тот продавец ход-догов, если бы не его скорость. Он стоял во главе той революции, и пусть все скептики, относящие Уорхолла к «черноквадратчикам», помалкивают и читают книжки. Он первым придумал, он первым реализовал, а за ним все лишь успевали повторять. Время заставляет – не сиди на месте, двигайся-двигайся-двигайся, еще одна пауза и кто-то это сделает быстрее, чем ты. А вместе со скоростью выстрела не забывай про центр мишени. Ельцин с красными волосами или пионеры в голубых беретах – не актуально, да еще и банально. Раневская говорила - мол, пионеры, идите в область ж… Только не все пионеры, а те самые! И закончить эту, возможно, не имеющую никакого смысла, статью про современные этапы творчества хочется словами классика Ильи Ефимовича Репина: «Чтобы художнику создать хорошее, нужно смотреть на великое».

Дата публикации статьи – Первое апреля – позволяет стряхнуть со своих хрупких авторских плеч весь груз ответственности. Хотите верьте – хотите не верьте, но лучше все-таки проверить все на личном чувственном опыте.

Автор: Павлик Карев

Комментарии

аватар пользователя: gopnik
gopnik3 апреля 2011 в 05:42

в москве это не редкость - картинные галереи в автосалонах

0
  • Ответить
Rambler's Top100